Новости здравоохранения региона

В первый день акции «Защити себя от гриппа» прививку сделали 134 человека

Мобильная акция «Защити себя от гриппа» стартовала сегодня, 19 сентября, на площадке перед поликлиникой Томской областной клинической больницы. За шесть часов работы «автобуса здоровья» вакцинацию прошли 134 человека.

В августе в Томской области родилось 1193 малыша

С 1 по 31 августа 2017 года в роддомах Томска родилось 908 детей (450 мальчиков и 458 девочек). Еще 162 ребенка (80 мальчиков и 82 девочки) появилось на свет в районных больницах, на 123 маленьких жителя (61 мальчик и 62 девочки) стало больше в Северске.

В 2018 году в составе «Маршрута здоровья» будет работать мобильный ФАП

Сегодня, 6 сентября, в департаменте здравоохранения Томской области прошло награждение участников проекта «Маршрут здоровья» благодарностями и памятными сувенирами.

Общий стаж работы Тамары Николаевны Худяковой – 55 лет, из которых 52 года ветеран труда проработала в хирургии. Интеллигентная, умная, красивая женщина ушла на пенсию как офицер запаса, в чине подполковника медицинской службы. Вся ее семья прямо или косвенно служила России. Тамара Николаевна – прекрасный рассказчик, и в дни, когда вся страна вновь вспоминает страшные годы Великой Отечественной войны, мы плакали вместе с ней, слушая из первых уст о тяготах, выпавших на время взросления маленькой ростом, но сильной духом девочки.

Сегодня наш очерк о личности в медицине больше посвящен не столько таинствам профессии,  сколько деталям жизни томичей  и ответственности поколения, которое вынесло на своих плечах немыслимое бремя лишений.

– Я горжусь своей страной и люблю  Томск, который стал для меня второй родиной, ­ признается Тамара Николаевна.

А мы признаемся в любви доктору Тамаре Худяковой и в ее лице всем ветеранам. С праздником вас, дорогие друзья! С Днем Победы!

Тамара Худякова – доктор с огромным стажем. Родители Тамары Николаевны ушли из жизни довольно рано, а их единственной дочери судьба подарила долгую, интересную, полезную для людей жизнь.

Недетские испытания

А жизнь Тамаре, конечно, подарила мама, когда-то тонувшая в Белом море, из-за чего ей пришлось потом долго лечиться, чтобы родить свою любимую единственную дочь. Тамара Николаевна признается, что всегда чувствовала себя как под крылом. Чтобы спасти от голода тающую на глазах трехлетнюю дочку, родители уехали из Карелии сначала на Украину, а потом в Пензу, к родственникам. Тамара Николаевна до сих пор видит перед глазами целый мешок проса, ставший для девочки истинным шоком. Истощенная, она ведь даже уже не могла ходить, а только сидела. Спустя девяносто лет женщина помнит, как же долго тянулось время, пока мама толкла спасительное просо в ступе.

Родители Тамары Николаевны были не очень грамотными. А их дочь училась на «отлично» и любовалась своей учительницей, которая всегда была с прической и, несмотря на всеобщую бедность, очень тщательно одета. Наверное, ее пример, а также аккуратность матери воспитали в Тамаре Николаевне соблюдаемый и сегодня вкус в красивой одежде и убранстве дома. А в детстве было не до нарядов. Девочкой, оканчивающей семь классов, она понимала, как родителям трудно. Со своими ежегодными похвальными грамотами Тамара решила получать настоящую профессию, она вполне реально представляла себя дежурной по станции. Но директор железнодорожного техникума посоветовал «кнопочке» чуть-чуть подрасти, ведь машинист даже не увидит ее на перроне. Так что, может, не сложилась бы медицинская судьба Тамары Худяковой, если бы не ее малый рост и добрая душа директора техникума. Родители тоже решили, что дочери нужно продолжать учебу в школе. К тому времени они жили уже недалеко от Гомеля и работали на фанерном заводе.

22 июня 1941 года с группой ребят из своего дома она поехала в Дворцовую усадьбу Румянцевых – памятник архитектуры конца ХVIII века. На выходе из прекрасного дворцового парка они увидели толпы людей. Так смешались две несовместимые грани: красота и война. Тамара Николаевна говорит, что при известии о начале войны по телу прокатился невероятный страх. Страх перед еще более тяжелыми условиями, которые ждали советских людей.

Фанерный завод, где трудились родители, был стратегически важным объектом. Выпускали фанеру для аккумуляторов самолетов. Завод срочно сняли, оборудование погрузили в эшелон.

– Мы были дома и уже слышали звуки канонады на границе города, – вспоминает Тамара Николаевна. – Вдруг входит вооруженный солдат и командует: «Или быстро уходите, или остаетесь под немцами!».

Отец сначала по-мужски заявил, что никуда не едет. Но мама, глянув на свою любимую дочь, схватила Тамару за руку и стремительно вывела из дома. Ушли в чем были. А следом пошел отец. Они только-только успели забраться в товарный вагон, уже набитый людьми, и поезд тронулся.

– Пока мы не уехали за пределы Белоруссии, нас все время бомбили. Я до сих пор восхищена действиями машиниста, который провел под бомбежками наш эшелон. Мы сидели в товарном вагоне, а он остановит – двинется, остановит – двинется…

Вырвались! Нет, не зря Тамаре так нравилась железная дорога.

Город сплошных госпиталей

В Томск гомельцы приехали в июле. Рядом с карандашной фабрикой были установлены палатки для проживания. Люди тут же начали возводить сооружение – по сути одну крышу, под которую выгрузили станки. Уже через месяц завод начал поставлять продукцию на фронт. Из палаток людей переселили к томичам. Тамара Николаевна помнит, что их семью приняли в свою двухкомнатную квартиру люди по фамилии Дурасовы. В одной комнате хозяева, в другой «гости». Девочка начала учиться в восьмом классе школы №2, что на ул. Розы Люксембург, а после учебы отправлялась на завод, где плела корзины для готовой продукции.

Окончание девятого класса совпало с приказом Сталина об ускоренной подготовке медицинских работников. В Томском медицинском институте были открыты двухмесячные курсы освоения программы за десятый класс, после чего все 23 человека стали единым курсом до самого окончания мединститута. Об огромном количестве раненых, которым требуется помощь, девушка очень скоро узнала лично, когда на третьем курсе началась лечебная работа. Студентов бросили в госпиталь, где хирургическим отделением заведовал легендарный Сергей Петрович Ходкевич. Девчонки днем учились, а по ночам стирали бинты и разгружали пришедшие с фронта эшелоны с ранеными. Вставали по четверо к носилкам и тащили мужчин к телегам и машинам, на которых пострадавших от ранений отправляли с вокзала в клинику.

Страшные картины видели студентки, вскрывая гипсовые повязки. Они готовили вчерашних бойцов к медицинским перевязкам. Из столовой среди ночи приносили жиденький суп с тремя картошинами. Кстати, картошку для госпиталей студентки тоже копали сами, причем в мерзлой земле. На четвертом курсе рано выпал снег, поэтому всех медиков сняли с занятий и на лодках переправили на картофельные поля. Работали не разгибаясь, а вдоль рядов ходил бригадир и проверял чистоту сбора: найдет хоть маленькую картошинку и заставляет перекапывать все заново. Девушки страшно мерзли и ночью, потому что спали в овощехранилище на соломе, как и работали – все в ряд, грея друг друга. Вернулась Тома домой завшивленной. Мама в ужасе схватилась за керосин, отчистила дочку, отмыла... И снова в институт, снова днем учеба, ночью работа. Томск тогда был городом сплошных госпиталей. Особенно пугало челюстно-лицевое отделение, откуда люди с ранениями лица выходили подышать свежим воздухом. В жилых домах по улице Розы Люксембург располагались палаты. Студентки ходили туда и перевязывали хирургических больных.

Они никогда не задумывались о трудностях. Сонные после трудовой ночи в госпитале, все знали, что нужно быть на занятиях. Если опоздал хоть на минутку после того, как в аудиторию зашел профессор, – все, жди весь час за дверью. Дисциплина была очень строгой, как внешняя, так и внутренняя. Но однажды она была нарушена. Лекция шла на кафедре трудовой гигиены, что располагалась недалеко от клиники Савиных. Вдруг одним рывком открылась дверь, и кто-то неизвестный громко крикнул:

– Победа!

Вся аудитория волной поднялась с мест. Студенты вместе с профессором закричали «ура!», начали обниматься, целоваться и всей аудиторией вышли на улицу, где вдоль проспекта уже текла ликующая живая река людей.

– Слезы, радость, песни, все мы буквально летели на площадь! – до сих пор чувства переполняют женщину при этих воспоминаниях.

Пересказать более полувека лечебной практики хирурга Тамары Худяковой практически невозможно. Тамара Николаевна была женой военного и служила с ним в горах Узбекистана, в Германии, во многих российских городах. Трижды судьба возвращала ее в Томск, где учились и работали сыновья. Во время отделения травматологической помощи от хирургической доктор Худякова была организатором травмпункта на проспекте Ленина, где до сравнительно недавнего времени размещалась станция скорой медицинской помощи. Пациенты любили и уважали хирурга. Когда она буквально спасла от смерти трехлетнего мальчика, получившего ожоги, несовместимые с жизнью, его дед упал перед ней на колени, а потом написал в честь нее два стихотворения – одно от своего имени, другое – от лица своего внука.

– Мы всегда с честью и ответственностью выполняли свой долг перед Родиной, – говорит Тамара Николаевна. – И всегда нашим девизом были слова: «Врач живет и работает для пациента».