Новости здравоохранения региона

В День мужчин первым на свет в Томской области появился мальчик

Малыш родился 19 ноября, в Международный мужской день, в 00.10 в роддоме им. Н.А. Семашко. Его вес — 3 150 граммов, рост — 50 см.

Томская больница скорой помощи увеличится на 431 «квадрат»

Пристройка к приемному отделению увеличит площади медучреждения на 431 квадратный метр и позволит разделить потоки пациентов в зависимости от тяжести состояния.

С начала года в перинатальном центре Томской области родилось 2 780 детей

В пятницу, 17 ноября, в 13 часов в конференц-зале Томского областного перинатального центра (ул. Ивана Черных, 96/1) состоится праздник для семей, чьи дети появились на свет раньше срока.

Золотая медаль им. С.П.Боткина присуждена заведующему кафедрой факультетской терапии СибГМУ, научному руководителю НИИ кардиологии Ростиславу Сергеевичу Карпову. Томский академик стал первым лауреатом награды имени знаменитого русского врача­терапевта и общественного деятеля за выдающиеся работы в области внутренних болезней.

Кединогласному решению членов президиума РАН присоединились с искренними поздравлениями коллеги, ученики, пациенты и их родственники. Эта медаль стала очередной личной наградой, а также признанием значительного уровня медицинской помощи и научных достижений томской  школы, которую создал удивительный человек, достигший 80-летнего юбилея и высот уважения, но остающийся скромным и доступным в общении.

– Мне вдвойне приятно было получить награду, потому что мой учитель Дмитрий Дмитриевич Яблоков был лауреатом премии им. С.П.Боткина за выдающиеся монографии, – говорит Ростислав Сергеевич.

Он улыбается и рассказывает историю о той премии, на которую сам академик Дмитрий Яблоков никаких документов не подавал. А когда на заседании президиума разбирался вопрос о присуждении и почему-то было решено, что достойных работ нет, член президиума АМН СССР академик АМН СССР Евгений Чазов сообщил о недавно прочтенной им книге, изданной в далеком Томске. После соблюдения всех формальных процедур премия была присуждена Дмитрию Дмитриевичу.

Эти интересные детали стали историей не только личной жизни, города, но страны в целом. Они и легли в основу рассказа о знаменитом нашем земляке, прошедшем огромный путь от врача-ординатора до академика, авторе крупных научных работ, лишь перечисление которых займет целую газетную полосу, многолетнем руководителе томского НИИ кардиологии.

Мы росли среди «белых халатов»

Именем его отца названа томская улица. Выдающийся советский микробиолог академик АМН СССР Сергей Петрович Карпов занимался, в ряду множества других работ, созданием препаратов против целого ряда инфекционных болезней, в том числе клещевого энцефалита. Мама – Мария Ивановна Федорович – преподавала на кафедрах микробиологии, эпидемиологии и инфекционных болезней в Томском медицинском институте. Преданность делу и хорошие отношения в семье – главные уроки, усвоенные с детства, были перенесены во взрослую жизнь.

– Я счастливый человек, у меня замечательная супруга Галина Васильевна, с которой мы учились в одной группе и в этом году оба отметили 80-летие, – делится Ростислав Сергеевич. – У нас две дочери: Мария заведует «дедушкиной» кафедрой, Тамара – специалист функциональной диагностики, старший научный сотрудник НИИ кардиологии. Растут любимые внуки.

О семейном тепле сохранились добрые детские воспоминания. Но война, объявление о начале которой он услышал в четырехлетнем возрасте на пл. Революции (ныне пл. Новособорная), была тяжелым испытанием для всех. На томский бактериологический институт в глубоком тылу (ряд институтов соответствующего профиля остались на территории оккупации) были возложены большие задачи организации производства препаратов для диагностики, профилактики и лечения инфекционных заболеваний.

– Мы с сестрой Татьяной росли в окружении «белых халатов», ведь жили буквально напротив НИИ вакцины и сыворотки, – вспоминает Ростислав Сергеевич. – Рядом с нашим домом был корпус, где изготавливались препараты, и я хорошо помню во дворе огромную деревянную емкость со льдом и солью. В места опасного производства нас, детей, конечно, не пускали, но многие процессы удавалось посмотреть, и это было очень интересно.

Отец уходил и приходил, когда дети уже спали. Но все же Сергей Петрович находил время для общения с сыном и дочерью. Рассказы отца о ликвидации эпидемических вспышек сыпного и брюшного тифов, туляремии в 30-40 гг., работе на Кузнецкстрое, мамы – о сложных командировках зимой в северные районы области, о больных детях раскулаченных и сосланных крестьян, любимые книги – камень за камушком складывалось решение о выборе профессии. Был, правда, период, когда на Ростислава оказывал большое влияние муж маминой сестры – известный ученый Леонид Петрович Кулев, чьим именем также названа томская улица. Он в годы войны был награжден Сталинской премией, был блестящим рассказчиком, знал бесконечное количество песен. Такая личность не могла не увлечь юношу, и какое-то время Ростислав Карпов хотел стать химиком. А в 1952 году атипично расположенный аппендицит с тяжелейшим перитонитом чуть было не подвел черту его только начавшейся жизни. Болезнь достигла критического пика, пенициллин не действовал. И тогда отец достал первый, только что созданный в США стрептомицин. Эффект поразил. Жизнь ребенка была спасена. Здесь Ростислава лечили и консультировали ведущие специалисты профессора Б.А. Альбицкий, С.П. Ходкевич, Б.М.  Шершевский, И.А. Минкевич.... Особое впечатление произвела консультация Д.Д. Яблокова. Сомнений для выбора будущего не оставалось: только Томский медицинский институт.

По примеру родителей Ростислав Сергеевич сначала мечтал о микробиологии. Он начал посещать кружок, делал доклады об устойчивости дифтерийной палочки к антибиотикам, листериозе, опубликовал первые печатные работы.

В 1957 г. начались занятия на кафедре факультетской терапии, которой заведовал академик АМН СССР Д.Д. Яблоков.

– Нас, студентов 12-й группы, в которой учились известные в последующем томичам врачи, ученые, педагоги В.В. Пекарский, Г.К. Олексиенко, В.Н. Попова (Васильева), Е.Н. Лихачев, Л.В. Громов, Э.И. Мастеница., сразу увлекли блестящие лекции Дмитрия Дмитриевича, которые всегда сопровождались разбором пациентов. Он впечатлил нас широтой интеллекта, своим отношением к больному. Знаковая встреча с Учителем совершила судьбоносный поворот.

Случайно-неслучайные встречи

Дмитрий Яблоков – выдающийся врач-терапевт – воспитывал личным примером. Его профессионализм, отношение к пациентам и коллегам, строгость и доброта вызывали в молодых людях уважение и желание быть похожими. Учитель тоже ценил своих учеников. Ростислав Карпов учился на «отлично», был заместителем председателя научно-студенческого общества, фотографом и должен был остаться в ординатуре на кафедре факультетской терапии. Однако распределили его разъездным терапевтом в Кожевниковский район. Почему? Потому что сын профессора.

– Я уже готовился к работе в районе, но в августе меня приглашает Дмитрий Дмитриевич и говорит, чтобы оформлялся врачом-терапевтом факультетской клиники. Впоследствии стало известно, что он хлопотал за ученика перед заведующим облздравотделом.

Потом Карпову довелось неоднократно консультировать сельских жителей. В те времена была развита санавиация. Дмитрий Дмитриевич старался посылать в отдаленные районы врачей-мужчин, которых на кафедре было не так уж и много. Запомнилась первая поездка. Доцент Боржек посоветовал взять немного спирта и обязательно спички – на случай аварийной посадки в тайге. Полет был сложный – на маленьком самолете Як-12 сильно болтало, да и после такого напутствия было как-то страшновато.

– А однажды, мне кажется в Подгорном, мы посмотрели пациента, сняли электрокардио-
грамму, проконсультировали, а обратно летели с приключениями: сначала самолет задержали, чтобы выгнать коров с поля, потом его заводили с помощью трактора, в дороге была сильная болтанка, и уже на земле пилот сказал: «Ну, ты счастливый, доктор!»

Молодой доктор стал заниматься ревматологией. Его кандидатская, а потом и докторская диссертации посвящены проблеме ревматизма взрослых. По известному высказыванию французского врача Лассега, «ревматизм лижет суставы, но больно кусает сердце». Последствием инфекции были пороки сердца, от которых тогда умирало много пациентов. Кардиохирургия делала первые шаги. Было очень обидно терять часто очень молодых людей.

Фамилию одного из многочисленных пациентов Ростислава Карпова знает вся страна. В течение семнадцати лет он был врачом Егора Кузьмича Лигачева. Они познакомились в 1966 году. Молодой врач, поняв, что его пациент здоров, но просто очень перегружен работой, увлек его лыжными прогулками, настольным теннисом. Возможно, это сыграло определенную роль в том, что руководитель региона поставил на лыжи всю Томскую область под лозунгом «Лыжня зовет!». Ростислав Карпов считает Егора Лигачева выдающимся государственным деятелем. Под его руководством регион был поднят на новую ступень развития. Лигачев во многом определил развитие академической науки в Томске. В 1979 г. был открыт Сибирский филиал Всесоюзного онкологического научного центра АМН СССР.

Ростислав Сергеевич, по рекомендации академика АМН СССР В.А. Насоновой, предложил организацию в Томске филиала института ревматологии, инициатива получила одобрение. Но в это же время началось создание Сибирского филиала Всесоюзного кардиологического научного центра, и Карпов был назначен заместителем директора по научной работе.

– В жизни много не только объективного, но и случайного, и на этих случайностях строится жизнь, – говорит Ростислав Сергеевич.

 Развитие идет по спирали

– Наше поколение стало свидетелем колоссального прогресса в медицине, – считает академик.

Сегодня междисциплинарная медицина – рядовое явление. А развитие кардиохирургии в Томске начиналось с формирования команды единомышленников и друзей со студенческой скамьи. Викентий Викентьевич Пекарский был, несомненно, выдающимся хирургом. Ростислав Сергеевич – квалифицированный терапевт, консультировавший всю ревматологическую службу области. Больные передавались из рук в руки и до сих пор приходят высказать искреннюю признательность за спасение.

На вопрос, что оказалось важнее в жизни, наука или практика, Ростислав Карпов твердо ответил словами своего учителя Дмитрия Яблокова: «Из всех званий больше всего дорожу званием врача».

– Но все взаимосвязано, врач у постели больного должен быть исследователем, – говорит док-
тор. – Кардиология – клиническая наука, и чтобы заниматься академической наукой, прежде всего мы должны были создать современную клинику. И мы вправе гордиться тем, что сегодня томским кардиологическим пациентам нет необходимости выезжать за пределы области.

Нельзя не отметить, что государство много сделало в плане развития высоких технологий.

– В 80-е годы наш институт в Сибири и на Дальнем Востоке был самой высокотехнологичной клиникой, а ведь тогда не было даже коронарографии, не говоря уже об искусственном кровообращении! За последние десятилетия организована целая сеть сосудистых центров, федеральных кардиохирургических центров, закуплено современное медицинское оборудование, тромболизис при инфаркте миокарда дошел до села.

– К сожалению, в последние годы много и проблем. И все же я говорю своим молодым коллегам, которые находятся в некоторой растерянности: развитие медицины в России движется по спирали и обязательно будет новый взлет!

А свое личное активное долголетие академик объясняет так:

– Профилактика здоровья – это полноценная правильная жизнь и труд, – говорит Ростислав Сергеевич. – Нужно много читать, учить стихи, слушать музыку, всем интересоваться. Конечно же, правильно питаться, быть физически активным. И никогда не идти против своей совести, – это завещал Дмитрий Яблоков, когда ему исполнилось 90 лет.