Новости здравоохранения региона

Томская область направила 90 миллионов рублей на лечение пациентов с редкими заболеваниями

С начала 2018 года за счет средств бюджета Томской области 97 человек с хроническими редкими (орфанными) заболеваниями получили специализированное лечение и питание на сумму 90 млн рублей.

Томская область направила 90 миллионов рублей на лечение пациентов с редкими заболеваниями

С начала 2018 года за счет средств бюджета Томской области 97 человек с хроническими редкими (орфанными) заболеваниями получили специализированное лечение и питание на сумму 90 млн рублей.

Лекции и консультации пройдут для томских мам в рамках Недели грудного вскармливания

В пятницу, 10 августа, в 10 часов томский центр медицинской профилактики (ул. Красноармейская, 68) проведет открытую лекцию для будущих мам.

Артем Колесников на сердце никогда не жаловался. Когда неприятности с покупкой машины миновали, он пошел поделиться радостью с друзьями. Но в гостях мужчина внезапно почувствовал сухость во рту, а когда встал с дивана за стаканом воды, потерял сознание. Спасибо, что друзья вызвали скорую помощь…

­ Я  хотела бы отметить действия молодых людей, которые не растерялись, содействовали нашей бригаде: встретили, чтобы мы не теряли времени на поиски дома, помогли нести носилки, – говорит фельдшер скорой помощи Ольга Вощенко.

Ольга Владимировна работает в бригаде интенсивной терапии станции скорой помощи с 1995 года. Она пришла на «скорую» из областной клинической больницы, где после окончания медицинского колледжа работала полгода в отделении нейрохирургии. Работа, несмотря на всю тяжесть, ей нравилась. Ольга вообще с упоением относится к медицине еще со времен первого дня обучения. Однако у девушки была мечта получить высшее образование. Нужно было готовиться к экзаменам, а значит, иметь больше свободного времени. График «сутки через двое», по которому работают специалисты скорой помощи, ее полностью устраивал. Фельдшера с опытом работы в нейрохирургии на станции скорой помощи приняли с распростертыми объятиями. Ольга Вощенко сразу попала в бригаду интенсивной терапии, куда, как говорится, с улицы не берут. Кардиослужба томской «скорой» была основана одной из первых в стране. У истоков стоял Арнольд Михайлович Даниленко. Долгие годы он был ее руководителем, оставил о себе добрую память и настоящую школу, которую прошли все работающие сегодня врачи и фельдшеры.

 

К кому мчится машина

…Машина ярко-желтого цвета мчится на очередной вызов. Например, на тот, с которого мы начали свой рассказ.

– Мы получили вызов к мужчине тридцати семи лет, чей возраст не предполагал развития инфаркта миокарда, однако пришлось ввести тромболитик и везти пациента в кардиоцентр, – рассказывает Ольга Вощенко.

 

Тромболитики – это препараты, которые обладают способностью растворять тромбы. Тромболизис дает главное: выигрыш во времени до момента, когда больной поступит в медучреждение, где ему будет оказана высокотехнологичная помощь. На томской «скорой» тромболизис пациентам с острым инфарктом миокарда проводится с 80-х годов, но препараты нового поколения пациентами переносятся легче. Высока и эффективность процедуры. Благодаря ее применению снижается процент осложнений, во многих случаях дальнейшая жизнь человека после инфаркта остается, по сути, прежней.

– Я пролежал в кардиоцентре неделю, сейчас чувствую себя как раньше, но поменял философию жизни, перестав нервничать по пустякам, – признается Артем Александрович.

Бывший пациент пришел на станцию скорой помощи, чтобы лично поблагодарить фельдшера Ольгу Вощенко. Они вместе посмеялись, вспоминая те отнюдь не веселые минуты, когда требовалась мобилизация сил. К счастью, во время случившегося бригада интенсивной терапии не стояла в пробках и не объясняла на другом адресе, что в функции «скорой» не входит инструктирование, как менять памперс. К сожалению, случается, что люди звонят и говорят, что у родственника аритмия, боли в сердце, на самом деле им просто не хочется идти в поликлинику. Но бывают и ложные родительские тревоги, которые можно понять.

– Однажды мы ехали спасать четырехлетнего мальчика, который выпил стандарт лекарств, – вспоминает Ольга Владимировна. – На адресе выдохнули от облегчения, так как у ребенка не оказалось признаков отравления. Разговаривая с мальчиком, я выяснила, что он съел сладкие гомеопатические таблеточки, которые не дают никакого страшного эффекта.

 

Личная карьера

Хотя получить диплом о высшем образовании так и не получилось, слово «карьера» реально вписывается в контекст нашего рассказа об этом замечательном специалисте.

– С 2016 года Ольга Владимировна выезжает на сложные вызовы к пациентам с острыми нарушениями ритма сердца, инфарктом миокарда, острыми нарушениями мозгового кровообращения в качестве руководителя бригады интенсивной терапии, – говорит заместитель главного врача по медицинской части Сергей Каредва. – Вызвано это дефицитом кадров, однако далеко не каждому специалисту оказывается такое профессиональное доверие.

Процент попадания на реанимационный случай у фельдшера Ольги Вощенко одинаковый с врачами. И справиться с поставленной задачей нужно точно так же.

Одной из первых пациенток, к которой фельдшер поехала без доктора, стала уже знакомая бабушка, страдающая букетом заболеваний, а потому часто вызывающая скорую помощь. В этот раз ее, практически бессознательную, обнаружил сын. Пульс пожилой женщины был 14 ударов в минуту, более того, вскоре случилась остановка дыхания. По просьбе фельдшеров сын сбегал в машину за необходимым оборудованием, помог нести носилки, был готов оказать любую помощь. Женщину откачали и увезли в кардиоцентр, где еще два раза случилась остановка дыхания и выявился инфаркт миокарда. Но пациентка оказалась молодцом, она жива и относительно здорова. А сын позвонил наутро в скорую помощь и поблагодарил бригаду за спасение родного человека.

– Через год я снова к ней попала на адрес, бабушка меня не помнила, но сын узнал, и оба они еще раз сказали «спасибо», – улыбается сотрудник скорой помощи.

 

Будни скорой помощи

Сказать «спасибо», помочь… Не так уж много надо, чтобы профессионал, спасающий жизнь, мог чувствовать нужность своей работы. Это, конечно, парадокс нашего времени. Как говорит Сергей Каредва, благодарных звонков на станцию теперь значительно больше. Отношение к работе «скорой» в обществе неоднозначно из-за того, что вызовов стало больше, а дефицит медицинских кадров, характерный для здравоохранения в целом, существует и на станции скорой медицинской помощи. Бригада интенсивной терапии, как правило, укладывается во временной лимит, обозначенный двадцатью минутами для наиболее срочных (экстренных) вызовов. Особенно в выходные дни, когда на дорогах нет пробок. Особенно если дорогу не преграждает дворовый шлагбаум, от которого нет ключей. Особенно если четко видны таблички на домах – застарелый вопрос, так и не решающийся в городе.

Отдельная проблема – это собаки. Они чувствуют любые запахи. Их на одежде скапливается немало, ведь вызов может быть и в дом, где есть кошка, и к пропитому бомжу. Ольге Вощенко повезло: псы просто хватали ее за брюки или обувь. Но некоторым коллегам после встречи с лающими охранниками даже накладывали швы. Однажды целая бригада пробыла лишний час на адресе, потому что соседский сторожевой пес не выпускал из дома, а хозяин куда-то просто ушел.

Сегодня служба оснащена очень хорошими автомобилями со всем необходимым оборудованием. Но все с собой не захватишь. Хрупкие женщины с сумкой медикаментов, дефибриллятором, реанимационной сумкой, кардиографом и кислородом взбираются на пятый этаж. Если в квартире выясняется, что нужны дополнительные манипуляции, хорошо, когда родственники по просьбе медиков бегут вниз и приносят необходимые для спасения инструменты. Случается, пациента нужно госпитализировать, приходится искать соседей, готовых помочь нести носилки, или просить прохожих на улице.

Все это обычные будни сотрудников скорой помощи. Романтику профессии сегодня даже не показывают, как в советское время, в кино. «Ты, наверное, что-то не то рассказывала сыну о нашей работе!» – смеялись коллеги, когда Александр поступил на первый курс медколледжа и устроился санитаром в психиатрическую бригаду. Старший сын Ольги Владимировны, будучи ребенком, всегда говорил: «Мама, у тебя красивая работа – в машине с мигалкой». А профессия, хоть и трудная, но действительно красивая. Ведь что может быть прекраснее, чем помощь людям!