Новости здравоохранения региона

Новый рентген-аппарат

Цифровой рентгенологический комплекс установлен взамен старого во второй поликлинике детской больницы № 1 Томска, где обслуживается более 20 тысяч детей.

Новые автомобили в районы

В рамках программы модернизации первичного звена здравоохранения Томской области девять легковых автомобилей поставлены в Зырянскую, Тегульдетскую, Лоскутовскую, Первомайскую, Александровскую, Молчановскую и Асиновскую район­ные больницы.

Мобильные ФАПы

Передвижные мобильные комплексы общей стоимостью 15 миллионов руб­лей закуплены за счет средств областного и федерального бюджетов по нацпроекту «Здравоохранение».

Празднику, который отмечается 28 апреля, всего лишь год. День работника скорой помощи был официально назначен в начале пандемии, когда врачи, фельдшеры и водители скорой первыми приняли на себя атаку коронавирусной инфекции. Однако самой службе, по историческим данным, уже более века. Не случайно автомобили с красным крестом до сих пор зовутся каретами.

Самоотверженность, готовность к самым неожиданным ситуациям, быстрое принятие решения для спасения человека - работа на скорой требует особых профессиональных и человеческих качеств. Неспокойная жизнь, бессонные ночи, бесконечные разъезды – далеко не каждый выдержит этот жизненный ритм. Но ветераны станции скорой медицинской помощи Людмила Бурлакова, Александр Журавлев и Ольга Фролова счастливы, что несколько десятилетий назад их привела сюда и уже не отпустила сама судьба.

Засады и ножевые ранения

– Все школьные годы я хотела стать учительницей младших классов и до сих пор не могу объяснить, почему поступила в медицинский, – улыбается старший врач оперативного отдела ССМП Людмила Бурлакова. – Коллега в поликлинике так ярко рассказывал о  работе в студенчестве санитаром на скорой, что, отработав по распределению врачом-терапевтом, я сразу устроилась в эту службу.

Дело было в Целинограде – нынешней Астане. В 1994 году Людмила Павловна с семьей переехала в Томск. Первый выезд на адрес в сибирском городе запомнился ей на всю жизнь. Звонок «человеку плохо» обернулся психологической работой с пьяным мужчиной, который жаловался доброму доктору на свою тяжелую жизнь: «Жру водку, жену гоняю!». Большинство работников скорой должны быть психологами. Они умеют вовремя переключить внимание пациента, снизить его тревожность или агрессию.

Став старшим врачом оперативного отделения, Людмила Бурлакова теперь сама решает, какую бригаду и куда отправить на вызов. А потом ждать по телефону окончательного отчета о выполненной задаче. Ведь в практике скорой бывает разное. Едешь к бабушке снимать отек легкого, а попадаешь… в засаду! Так случилось в практике фельдшера общепрофильной выездной бригады с преимущественным направлением на вызовы сердечно-сосудистых заболеваний Ольги Фроловой. Однажды они с доктором оказались запертыми и под охраной собаки. Сын пожилой женщины, которую требовалось срочно транспортировать в больницу, заявил: «Пока вы маму мою не вылечите, я вас не выпущу!». Благо, водитель понял, что бригада слишком долго не выходит из квартиры, и вызвал полицию.

Ольга Андреевна работает на томской скорой с 1975 года. Она пришла сразу после медучилища и остается верна профессии уже 46 лет!

Александр Журавлев трудится медбратом-анестезистом бригады анестезиологии и реаниматологии. Его трудовой стаж после училища и армии  – 37 лет. Из них первые 15 – в Тимирязево. Многие в 90-е уходили в бизнес, но Александр Петрович четко решил остаться на скорой. Вместе с коллегами они организовали бригаду интенсивной терапии (ее сокращенно называют бит-бригадой), ездили к больным, которым требовалась кардиологическая и реанимационная помощь.

Ножевые и огнестрельные ранения – обычные вызовы тех лет. Следом в стране развилась наркомания, и Томск не остался от этой беды в стороне.

– Как только мы начинаем собирать по улицам людей в невменяемом состоянии, стразу ясно, что в город пришла новая партия наркотиков, – вспоминают медики.

На станции скорой помощи были созданы сразу две специализированные бригады: токсико-реанимационная и психоневрологическая. Тогдашний главный врач Сергей Аркадьевич Ескин уговорил Александра Журавлева – опытного фельдшера и крепкого молодого мужчину – перейти на Томскую станцию скорой медицинской помощи.

 

Смотреть смерти в лицо

Что значит провести реанимацию? Это отдать всего себя. А потом получить новый, не менее сложный вызов.

– В реанимационной бригаде должны работать мужчины, – убеждена фельдшер Ольга Фролова.

Она признается, что сама смогла выдержать в реанимационной службе всего полгода и попросилась обратно в кардио­бригаду, где тоже приходится несладко. В ее сфере – инфаркты, инсульты и другие тяжелые диагнозы. Большей частью удается оказать необходимую помощь и доставить пациента в специализированное лечебное учреждение. Но на скорой бывает и по-другому…

– К смерти невозможно привыкнуть, – говорят медики. – Лучше отвезти пятнадцать пациентов с аппендицитами, чем съездить на одно ДТП.

На посту в Алаево стояло десять мотоциклов. Байкеры с девушками, что ездят на задних сиденьях, решили перед въездом в город отдохнуть. Оказалось, навсегда. Практически все, кроме одной пары, оказались под колесами грузового автомобиля. Его водитель заснул. Примчалось сразу несколько скорых, но медицинскую помощь оказывать было некому.

Уже подъезжая к месту происшествия, специалисты с опытом понимают предстоящий объем работы. Если ДТП,  видят расположение столкнувшихся автомобилей и почти на автомате определяют алгоритм действий.  Единая связка дорогого стоит. В бригаде решают, кому, куда и с кем.

Нынешний главный врач Николай Родионов и фельдшер Александр Журавлев прибыли по адресу строящегося дома. Мать и дочь пришли проконтролировать ход отделки квартиры. Женщине что-то очень не понравилось. Она крепко разнервничалась, вышла в подъезд и… перепутала двери. Николай Валерьевич полез в шахту лифта, куда упала женщина. Александр Петрович в это время утешал дочь. Отметим, что главврач возглавляет ССМП с 2010 года, но продолжает брать дежурства.

Медики признаются, что сложнее всего выключить эмоции, когда погибают дети. Однажды был вызов, где в одной комнате в петле висела бабушка, а в другой лежал посиневший малыш, за которым она не уследила. В квартиру сначала вбежала мама, потом отец…

– Родня приходила и приходила, а нам уйти было нельзя, каждому из них могло стать плохо.

К сожалению, приходилось терять во время рабочих смен и своих коллег. Несколько раз в оперативный отдел поступали сигналы о том, что бригада скорой помощи попала в дорожно-транспортное происшествие.

– Совсем недавно мы простились со Светланой Анатольевной Степановой, – говорит Людмила Бурлакова. – Доктор выехала на вызов, оказывала помощь, а у самой подскочило давление – инсульт, три дня, и человека не стало. Хорошая доктор, умница, всю жизнь на скорой…

 

Изменения бывают разными

Вся жизнь на скорой – не только памятные случаи, которыми может поделиться каждый сотрудник, тем более если отдал уникальной службе несколько десятилетий. Многое изменилось за эти годы. Даже здание ССМП теперь многоэтажное, оснащено конференц-залами и местом для отдыха. Правда, спать приходится мало.

– Мы это делаем на матчах команды «Томь», я бы не спал, если бы нас посылали на фигурное катание или художественную гимнастику, – шутит Александр Петрович.

Машины скорой помощи обязательно дежурят во время всех массовых мероприятий. Особенно востребована помощь медиков в День Победы.

Сегодня карета скорой – настоящая клиника на колесах. Стали рядовыми процедуры тромболизиса, которые увеличивают пациентам с острым инфарктом миокарда шанс на жизнь и возвращение в привычный ее образ. Автомобили оснащены автоматическими дефибрилляторами,  электрокардиографами, аппаратами для искусственной вентиляции легких. Все, что появилось нового благодаря национальным проектам, сотрудники скорой быстро осваивали и вводили в медицинский процесс.

В бытность руководства ССМП Вячеслава Александровича Талалина внедрен автоматизированный программный комплекс, который позволил улучшить качество работы оперативного отдела по приему и передаче вызовов.

Ветераны назвали, кажется, каждого главного врача.

– Виктор Тимофеевич Полещук активно участвовал в создании реанимационной службы, ее сотрудникам засчитывается стаж год за полтора, и мы это высоко ценим.

Главврача Николая Геннадь­евича Зенкина вспомнили в рассказе о том, как фельдшер  Журавлев получил от него полушутливый выговор. Александр Петрович вытаскивал из-под трамвая глухонемую бабушку. По технике безопасности медикам запрещено рисковать, но не оставишь же человека в беде. Сейчас в таких случаях работает МЧС. С полицией также стало больше взаимодействия, например, в каждой карете установлены тревожные кнопки.

Можно представить, сколько бы сегодня вокруг того трамвая собралось самодеятельных блогеров. Телефоны – вот реальное бедствие для работников скорой. Помочь некому. Все фотографируют и снимают кино.

Еще одной приметой времени стала ненормативная лексика. Матом общаются по телефону и на адресах. Одна дама, приятная во всех отношениях, ссорилась с мужем и вылила на доктора ведро грязной воды! А ложные вызовы случались даже в напряженное ковидное время, когда на экране оперативного отдела светилась тысяча адресов.

– Ехали по вызову сердечной аритмии, – рассказывает Ольга Фролова. – В квартире увидели на тумбочке рядом с кроватью больной жаропонижающие препараты.

Бригада развернулась и пошла в машину переодеваться в СИЗы.      

– В прошлом году исполнилось 45 лет, как я работаю на скорой, собиралась уже отдыхать, но осталась из-за пандемии, – говорит Ольга Фролова.

Александр Журавлев тоже на пенсию не собирается. Людмила Бурлакова недавно прошла необходимые курсы, подтверждающие аккредитацию, и готова еще к пяти годам работы.

– Все наши ветераны – настоящие профессионалы, – гордится главный врач ССМП Николай Родионов. – У нас работают порядка десяти человек с таким большим стажем,  невозможно представить скорую без этих уважаемых людей. Они все нам нужны.