Новости здравоохранения региона

Участники форума по пластической хирургии будут следить онлайн за ходом операций в ТОКБ

Пластические хирурги из Японии, Южной Кореи, Чехии и Казахстана выступят на форуме по пластической хирургии в Томске.

Более тысячи томских ветеранов прошли диспансеризацию и профосмотры

Ежегодно врачи медучреждений Томской области проводят диспансеризацию и профилактические осмотры ветеранов Великой Отечественной войны, в том числе тружеников тыла, вдов ветеранов войны и бывших несовершеннолетних узников концлагерей.

Томский губернатор пригласил на село молодежь

Губернатор Томской области Сергей Жвачкин обратился к медицинским работникам с приглашением принять участие в программах «Земский доктор» и «Земский фельдшер».

В жестких условиях пандемии выявился один несомненный плюс. Общество вновь стало высоко ценить работу медицинских работников. Уважение к сфере здравоохранения умножилось не только потому, что люди поняли, кто реально поможет им, если случилась беда, а в том числе и в силу ответственности самих представителей медицинской сферы.

Врачи, фельдшеры, медсестры самых разных специальностей достойно несут свою службу на рабочих местах, невзирая на первоочередную подверженность риску и подменяя коллег, ушедших на борьбу с COVID-19. Лица специалистов, которые диагностируют и лечат пациентов с коронавирусной инфекцией и пневмониями, представлены в номере нашего издания. Газета выходит накануне июня, когда традиционно празднуется День медицинского работника. Возможно, что в этом году он пройдет в онлайн-формате. Однако, даже не имея возможности лично встретиться в неформальной обстановке, все представители здравоохранения Томской области показали себя настоящей командой. 

 

Ты помнишь, как все начиналось

На перекидном календаре заведующего отделением реанимации МСЧ №2 Евгения Тарасенко до сих пор открыт листок 24 марта. В тот день Евгений Леонидович принял участие в совещании, где обсуждалось решение департамента здравоохранения Томской области о перепрофилировании МСЧ №2 в респираторный госпиталь. По информации о ситуации с COVID-19 было понятно, что летящая из Европы коронавирусная инфекция приведет часть томских пациентов на реанимационные койки. Закономерно, что функции отделения, которое Евгений Тарасенко возглавляет с 2015 года, должны быть усилены. Главный врач МСЧ №2 Алексей Михленко посмотрел заведующему в глаза, они чуть кивнули друг другу в знак понимания – так без лишних слов начался новый этап в жизни врача-реаниматолога, отделения и всего лечебного учреждения, в короткий срок преобразованного в респираторный госпиталь.

Подготовка к приему первых пациентов шла стремительными темпами. Сначала была развернута реанимация на 14 коек, что означает не просто внести кровати. Организация шлюзов, деление реанимации на «зеленую» и «красную» зоны – все эти и многие иные преобразования делались по рекомендациям Минздрава России. В корпусе больницы было усилено электроснабжение и проведен кислород. Мужской части команды пришлось многое делать своими руками. Они клеили на окна солнцезащитную пленку и прикручивали к кислородным подводкам вентили, скупленные по всему городу. Заведующий отделением лично принимал 60 новых аппаратов ИВЛ. Кстати, в МСЧ №2 не оказалось ни одного уральского прибора того года выпуска, который был изъят из всех стационаров страны из-за пожаров в лечебных учреждениях Москвы и Санкт-Петербурга.

Одновременно с технологическим переоборудованием отделения шел дополнительный набор специалистов.

– Я был приятно удивлен, что первыми вызвались врачи-анестезиологи узкого профиля, – делится Евгений Леонидович. – К нам пришли работать бригада роддома №4 – врач-анестезиолог Андрей Соснин и медсестра Татьяна Чеканова, из БСМП-1 – врач-анестезиолог Александр Березин и медсестра Екатерина Федосимова, из БСМП– 2 – врач-анестезиолог Роман Бочаров и медсестра Наталья Шумилова.

Старшим медицинским братом отделения реанимации «зеленой зоны» стал процедурный медбрат областного наркодиспансера Павел Шмаков. Также в команду влились врачи-анестезиологи из ТОКБ (Евгений Беликов, Павел Дудко, Станислав Перунов, Алексей Самохвалов) со своим драгоценным опытом работы во время эпидемии гриппа H1N1, присоединились стажеры-ординаторы первого и второго года обучения.

Все штатные сотрудники реанимационного отделения МСЧ №2 остались в строю, ни один человек не выразил желания сменить свое место работы на более безопасное.

 

Организация работы

В начале апреля госпиталь начал принимать первых пациентов. Сначала пошел большой поток с тяжелыми пневмониями. Многим больным требовалась респираторная поддержка, кому-то была нужна кислородная маска, кого-то надо было перевести на ИВЛ. Обвал работы водопадом рухнул на бригады, созданные из врачей, которые еще только привыкали друг к другу и к совместному медицинскому творчеству.

– Первые дни были даже не напряженными, а скорее напоминали ад, – констатирует Евгений Тарасенко. – Мы работали в условиях, когда, с одной стороны, обязаны помогать пациентам, которые могут погибнуть, с другой, сразу же выявились пробелы, и их нужно было моментально устранять.

Логистика помощи больным пневмонией была налажена. Только выровняли работу – пошел наплыв пациентов с COVID-19. Начался ад номер два, потому что врачам необходимо было привыкнуть к новой клинической картине, а их руководителю настроить работу персонала, оборудования, аптеки, и все это в условиях ухудшения состояния пациентов.

Привычная работа медсестры реанимационного отделения проходит в большом зале на шесть коек, где видно всех больных и можно отслеживать состояние каждого пациента. А в палатах переоборудованного госпиталя помещались по две койки. Поначалу был расчет на поступление четырнадцати тяжелых пациентов, всех надо лечить, интубировать, наблюдать за графиками на мониторах. При этом «ковидные» больные находятся в сознании, им требуется поесть, попить, справить физиологические потребности. В результате медсестры могли превратиться в бегающих из одной палаты в другую сотрудниц с повышенным риском пропустить опасный момент. В новых условиях было решено перераспределить между персоналом функции: установить, кто отвечает за назначения, кто за прием больных, есть также смотрящий человек, который, как коршун, кружит от палаты к палате и смотрит за всеми пациентами.

– У нас бывают авралы, – не скрывает Евгений Леонидович. – Например, третий ад случился в тот момент, когда из-за наплыва пациентов в одну ночь мы разделили имеющуюся реанимацию на две.

Подставлять койки в палаты было опасно: медицинские сотрудники могли захлебнуться и потерять бдительность. Теперь реанимация рассчитана на 30 коек. Ответственные за зоны – старший врач «красной зоны» Алексей Самохвалов и старший врач «зеленой зоны» Станислав Перунов.

– Для мобилизации специалистов я практически в ночь звонил главному внештатному анестезиологу Томской области Михаилу Шписману, а также главным медсестрам лечебных учреждений с просьбой, чтобы они прислали к нам на помощь дополнительный средний медперсонал.

Команда перевезла оборудование, расставила кровати. Ни один из поступивших тяжелых пациентов не погиб.

 

Победа достается нелегко

Реанимация – это место, где человек находится на грани. Перевод пациента в «зеленую зону» – вот главная задача специалистов, в чьих руках жизнь и дальнейшее здоровье. Евгений Леонидович признается: ему не слишком приятно, что в сухой статистике обычно звучат цифры летальности, но редко количество пациентов, снятых с ИВЛ. А ведь это настоящая победа! Самый первый «ковидный» пациент Федор находился на аппарате искусственной вентиляции не один день, но сейчас чувствует себя хорошо и дожидается подтверждения отрицательных тестов. И таких побед у врачей немало.

COVID-19 отличается от атипичной пневмонии и H1N1, для которых были характерны жесткие режимы вентиляции легких. В коронавирусной системе все проходит гораздо легче, но только если у пациента, отягощенного хроническими заболеваниями, не возникает полиорганной недостаточности. Все летальные исходы связаны именно с ней.

– Маршрутизация в Томске позволила локализовать вспышку, однако некоторые пациенты поступают в тяжелом состоянии и с обширной историей болезней, каждое заболевание в которой само по себе может вести к смерти, а коронавирусная инфекция его декомпенсировала.

Каким бы тяжелым ни был пациент, оказавшийся в реанимации, врачи бьются за его жизнь до последней возможности.

Доктор даже с какой-то с нежностью рассказывает о приемах детской анестезиологии, которые используются в работе с тяжело дышащими людьми, находящимися в сознании.

– Если сразу надеть на пациента маску, он может ее сорвать, потому что аппарат подает мощное для легких давление, и сначала мы даем эту маску просто подержать в руках, самостоятельно примерить, привыкнуть, и только когда пациент полностью начинает нам доверять, закрепляем ее и подаем кислород в необходимом объеме.

– Мы отлично понимаем, что реанимация – это тяжелое отделение, стараемся как можно быстрее доводить пациентов до улучшения состояния, даем рекомендации врачам общего отделения, чтобы больные уже сюда не возвращались.

Нынешнее время часто сравнивают с войной. В послужном списке Евгения Тарасенко есть опыт работы в ожоговом отделении военного госпиталя. Военная медицина изучается в СибГМУ, который Евгений закончил в 2007 году. И оказалось, что эти знания пригодились на гражданской службе. Мобилизованность врачей проявляется даже в том, что при передаче смен, длящихся по 12 часов, происходят построения.

– Это лучшая в моей жизни команда, – признается завотделением. – В минуты отдыха мы иногда обсуждаем, что будет, когда все это закончится. На этот вопрос обычно нет ответа. Но мы отлично сработались и будет жаль расставаться.